Максим Левченко
Управляющий Партнер FORTGROUP
«ФОРТ» НЕ ПРИШЕЛСЯ КО ДВОРУ
Вот еще год пустой прожит…
В конце марта 2017-го ОАО «Большой Гостиный Двор» опубликовало финансовую отчетность за 2016-й. Прибыль упала ещё на шестнадцать процентов по сравнению
с 2015-м и составляет теперь около 50 млн рублей. По отношению же к 2014-му
этот показатель и вовсе рухнул вдвое. Для понимания: до того несколько лет она, прибыль, держалась на уровне более 100 млн рублей в год. А потом вдруг ─ бац! ─
и скоропостижно упала. И продолжает катиться под горку. Глядишь, при подобном «мастерском» менеджменте через пару лет символическая прибыль превратится
в реальный убыток. Строго говоря, для торгового центра масштаба Гостинки
и 120 млн рублей ─ жалкие крохи, сборы на паперти, но даже их давно нет.

Про Дворовые итоги-2016
Нет больше БГД, торгующего особенными товарами.
Остался универмаг средней руки, набитый китайским барахлом.


Как, будем честны, давно нет и Двора. В буквальном
и переносном смыслах.
Такие вот питерские парадоксы: есть бренд
«Большой Гостиный Двор», славное имя с почти
250-летней историей, парадная торговая витрина города, на которой разложены… китайский ширпотреб, фантасмагорические советские столовые сервизы, светильники из серии «Сделайте мне красиво!» и прочие столь же нелепые товары,
в последний раз пользовавшиеся спросом во времена молодости Надежды Тушаковой, кажется, вечного председателя совета директоров ОАО «БГД». Как следует из отчетности, универмаг не зарабатывает прибыли на перепродаже этих раритетов.
Основной доход Гостинка получает от сдачи помещений в аренду.

Вынужден написать правду, которая редко бывает сладкой: нет больше Большого Гостиного Двора, торгующего особенными товарами, остался универмаг средней руки, набитый китайским барахлом. Да, в Гостинке представлены и сетевые арендаторы ─ «Л'Этуаль», Adidas, Lego...
Но их можно встретить и в других торговых центрах, расположенных в «спальных» районах города, и не тащиться ради этого на Невский.

Иностранным туристам в БГД делать нечего. Ну, если только поглазеть на памятник архитектуры, да сделать селфи на память о творении Валлен-Деламота,
пока оно окончательно не разрушилось.

Большой Гостиный Двор нужно спасать от его же менеджмента. Львиную долю затрат ОАО
съедает администрация.


Зато на территории Двора открывают…
Академию музыки Елены Образцовой (почему, позвольте спросить, не Академию танца Махмуда Эсамбаева или Академию живописи Михаила Шемякина?) и домовой храм, которого там отродясь не было.

Повторял и буду повторять: Большой Гостиный Двор нужно спасать от его же менеджмента.

Львиную долю затрат ОАО съедает администрация. До сих пор пребываю под глубоким впечатлением от расходов на охрану, которые в 2015 году составили 60 млн рублей
и вряд ли сильно сократились в 2016-м. Наверное, коронованных особ сторожить дешевле, да и «Кресты» с сидельцами обходятся бюджету в сопоставимую сумму.
Не торговый центр, а, по сути, мини-государство с собственной гвардией. Попробуйте ради эксперимента попасть во внутренний двор, простите за каламбур, Двора.
Мне с первого раза это не удалось. Попытку проникновения со стороны Садовой пресек сурового вида мужчина с анонимной надписью «Охранник» на куртке. Он строго предложил покинуть территорию. Иначе, мол, вызову руководство, а с ним разговор будет другой. Какой именно, я решил не уточнять и отправился искать иные пути.
Как известно, настоящие герои всегда идут в обход…


ПРОйтись по Двору
Не имею ничего против храмов
и музыкальных академий,
но зачем размещать их
на территории торгового центра,
пусть даже и исторического?
То, что не получилось сделать с Садовой, вышло
с Невского. Точнее, прошло.
На служебном входе под центральным портиком сидел совсем нестрогий дяденька
в той же безликой робе охранника, вдруг решивший смутить меня вопросом: «Вы куда?». Не на того напал! Я без запинки произнес припасенный заранее ответ:
«В школу Образцовой», - и услышал: «Берите талончик и проходите». Вот он, секретный пароль, открывающий закрытые двери и помогающий попасть во двор Двора!

Сразу подчеркну: не имею ничего против храмов и музыкальных академий, но зачем размещать их на территории торгового центра, пусть даже и исторического?
Какое отношение имеет почившая оперная дива, уехавшая из Ленинграда в 15-летнем возрасте, к современному универмагу? Да, купец второй гильдии Василий Муравьев, принявший в 1920 году монашеский постриг и позже канонизированный РПЦ как святой Серафим Вырицкий, действительно, в конце ХIХ века держал собственную лавку в Гостинке. Но разве это повод открывать домовый храм Преподобного при БГД?
Думаю, святому Серафиму едва ли пришла бы в голову идея делать культовый объект
в магазине, а вот тратить честно заработанное на благотворительность, чем купец Муравьев и занимался регулярно, дело правильное и достойное уважения.

Тем, кто впервые попадает во внутренний двор БГД, трудно удержаться
от восторженного возгласа «Вау!». Взору открывается неожиданно большое, размером
с футбольное поле, пространство. Исторически эти площади использовались
для оптовой торговли и складов, а внешние линии предназначались под розничные лавки и магазины.

В советские годы организовали коридорную систему. С тех пор Гостинка представляет собой длинную и унылую анфиладу проходных залов прямоугольной формы. Размещать товар, тем более, продавать его в помещениях такой конфигурации крайне неудобно. Особенно в современных условиях конкурентной борьбы за потребителя.
Но во времена победившего народ социализма, когда любой качественный товар мигом превращался в дефицит, это было до «фонаря». Лишь бы нашлось, чем торговать.

Те, кто впервые попадает во внутренний двор БГД, не могут удержаться от восторженного «Вау!». Двор - вот, где скрыт огромный потенциал БГД.
Времена изменились, а советская коридорно-катакомбная система функционирует во Дворе
и поныне. Стоит ли удивляться, что дела у сегодняшних гостинодворцев идут все хуже и хуже?
Огромный потенциал для развития БГД заложен именно во дворе.
Нынешняя же команда во главе с Тушаковой продолжает твердить про уникальность традиций единственного крупного универмага, уцелевшего после развала СССР. Мол, мы же
не какие-нибудь безликие современные моллы. У нас и товары отечественного производства, да ещё и питерские молодые дизайнеры. Действительно, в 2015-м вбухали почти 10 млн рублей в создание шоу-рума при БГД, позвали
на открытие Славу Зайцева, но история «не полетела». Фэшн-продюсеры тут же окрестили новое детище менеджмента Гостинки - комиссионкой, раскритиковав в пух и прах работу тех, кто занимался этим проектом.

Команда Надежды Тушаковой апеллирует: мол, мы думаем не о торговле, а о культуре
и духовности, а нам подбрасывают идею единого современного пространства. Надежде Павловне давно пора с вещами на выход. Все эти якобы «шоу-румы», музыкальные академии и домовые храмы делаются ею не ради высоких целей
и благотворительности, а для собственного пиара, который, кстати, обходится акционерам в кругленькую сумму.
Надо признать: Тушакова умеет извлекать личную выгоду из всего, к чему прикоснется. Знает она, как напустить туману, рассказывая городским властям про храм, академию, молодых дизайнеров, отечественных производителей, сохранение памятника
и традиций, продолжая при этом торговать дешёвыми китайскими подделками, наваленными на олдскульные полки…
Остап Бендер больше преуспел
в укреплении Провала в Пятигорске,
нежели нынешние управленцы Двора.
Но продолжим прогулку по двору БГД.

Кроме храма и музыкальной школы, там расположены многочисленные склады, административное здание
и вентиляционная шахта метрополитена. Для блезира,
чтобы миноритарный акционер в лице Fort Group
не скандалил и нервы не портил, фасады слегка подкрасили, дырки в асфальте залатали. Но сколько не поливай Chanel №5 немытое тело, дурной запах все равно пробьется. Помещения, в которых расположился менеджмент ОАО «БГД» (хотя ему, наверное, привычнее старорежимное слово «администрация»), совсем не похожи на современные офисы «Яндекса»
и Kaspersky в Москве, офис-депо «Рив Гош» в Петербурге или, простите за нескромность, Fort Tower на Московском проспекте. В хозяйстве госпожи Тушаковой все конкретно,
без затей: прокуренные комнаты с неровными линолеумными полами, свисающей соплями электропроводкой поверх стен, покрашенных масляной краской. И здесь работают люди, принимающие ключевые решения в БГД! Чего от них можно ждать?

Гостинка по-прежнему должна платить городу за аренду помещений по доллару
за квадратный метр. Символическая цена! Но городской бюджет даже этих денег
не видит: все средства тратятся арендатором на «поддержание» здания-памятника.
Думаю, даже Остап Бендер больше преуспел в укреплении Провала в Пятигорске, нежели нынешние управленцы Двора.
В итоге ни город, ни акционеры не получают прибыли, если не считать таковой бесплатные пирожки и лапшу, которую подчиненные Тушаковой щедро развешивают на уши миноритариям на годовом собрании акционеров.
Про «галёру», которая уже не та
Двор пропах нафталином.
Всё здесь занюхано и зачухано.
Царит атмосфера, настраивающая
на меланхолию и депрессию.

Сегодняшняя Гостинка ─ это сотни метров длинных
и унылых коридоров. Вот идёшь, идёшь и думаешь: когда уже эта череда залов с редкими посетителями (их даже покупателями назвать трудно) и скучающими продавцами закончится. И вдруг - обрывается. Упираешься в стену. Но это не конец.
Чтобы продолжить бег по кругу, точнее, ходьбу
по периметру здания, нужно выйти на улицу и зайти через другой вход. Уставшая дешевая кафельная плитка, затертые стены, нелепые манекены в виде обрубков женской ноги с натянутыми чулками в сеточку… Мечта ивановской ткачихи
из застойных семидесятых!

Здесь попахивает нафталином. Все занюхано и зачухано. Устаревшее торговое оборудование, витрины из серии «Прощай, молодость!», освещение по принципу
«Туши свет»: тусклое и не акцентированное, словно специально рассчитанное,
чтобы товары толком было не рассмотреть. Словом, атмосфера, настраивающая
на меланхолию и депрессию. Венец пирамиды ─ продавцы и обслуживающий персонал. Всё как учили в институте советской торговли. Бодрые тётеньки с клумбами на голове, одетые в антисекс, думающие обо всем, но только не о продажах.

А ведь знавала Гостинка и иные времена!

В Гостинку ленинградцы устремлялись за импортом
и дефицитом. Тут била экономическая, торговая
и модная жизнь Ленинграда.
В 80-е именно здесь находился центр городской фарцовки и бизнес-инкубатор. На весь город гремела знаменитая «галёра» ─ часть открытой галереи Большого Гостиного Двора со стороны Невского проспекта. Тут била ключом экономическая, торговая и, само собой, модная жизнь Ленинграда.
Во внутренней галерее, где функционировал официальный универмаг, царил махровый социализм, а бал правил дефицит. Ходовой товар буквально сметали с полок, люди часами простаивали в очередях, но пряников, по обыкновению, не хватало на всех.
За «справедливое» распределение уже тогда отвечала заслуженный работник советской торговли Надежда Тушакова. Хлебная должность! С таких по доброй воле не уходят. Помните, у Райкина и Жванецкого: «Пусть все будет, но чего-нибудь не хватает».
Вот на этом «чего-нибудь» сытно кормилась и администрация БГД, и «галёра».
У фарцовщиков можно было купить любой дефицит: джинсы, импортные куртки, американские сигареты, немецкое или финское баночное пиво и многое-многое другое,
о чем в сладких снах мечтал советский человек.

Вот как описывает «галеру» тех времён замглавреда «Фонтанки» Евгений Вышенков,
в 80-е регулярно наведывавшийся в БГД, так сказать, по долгу службы:

«Жители Ленинграда и зажиточные провинциалы в течение многих лет приходили сюда, чтобы купить дефицитные импортные вещи. На этих 230 метрах от выхода
из станции метро «Гостиный Двор» до Думской улицы каждый день с самого утра тусовались сотни теневых дельцов, которые умудрились эти вещи выменять или купить у иностранцев... Фарцовка – не какое-то конкретное занятие. Это стереотип поведения, образ жизни. Это продажа самопальных пуссеров и настоящего «Мальборо», привезенного из Голландии. Это скупка и ломка валюты. Никакой фарцовщик никогда
не зарабатывал чем-то одним, не было человека, который мог сказать: «Я спекулирую джинсами
». Утром – несколько финских курток, в обед – продажа одной штанины вместо джинсов, на полдник – шведские кроны. По тогдашнему закону это были совершенно разные преступные деяния, но они объединялись двумя понятиями – иностранец
и дефицит, что и образовывало ментальность фарцовщика…Галёрный люд имел
свой внешний вид и свой язык. Так, в 70-е в моде были скандинавские веяния: валюта – чухонка, куртка – такешник (от финского слова «takki»). Затем пришла итальянская волна: 100 рублей – ченто. Неизменно употреблялись только американизмы, слово «баксы» можно было услышать всегда…
Многие обитатели «галёры» страдали манией накопительства. Мечтали насундучить
на всю жизнь, а на деле все спускали на отдых, гульбу в ресторанах. Лишь некоторые скупали золото, складывали в трехлитровые банки, увозили под Псков или Новгород. Там закапывали – и уходили из жизни, никому не сказав, где сундук мертвеца
».

Ну, и так далее. Почитайте, кому интересно. Книга называется «Крыша: устная история рэкета».

Впрочем, это всё в прошлом. И «галёра», и фарца. А что в будущем?
Про спор и яблоко раздора
Мы маленькие, но упертые.
И обжалуем каждый неправильный шаг администрации, наносящий,
с нашей точки зрения,
ущерб Гостинке.
Мы маленькие, но упертые. Пакет акций ОАО в десять процентов не дает, по сути, нам никаких прав
и реальных рычагов давления на нынешний менеджмент, участия в механизме принятия ключевых решений о развитии БГД. Единственная доступная нам опция ─ пропорциональное получение доли прибыли, но мы уже обсуждали сегодня, что она, прибыль, в БГД падает, а расходы растут. Менеджмент должен хорошо питаться, чтобы эффективно работать. Первая часть программы выполняется успешно, потребление из кормушки налажено хорошо, а вот с KPI дела обстоят хуже. Впрочем,
не уверен, что госпожа Тушакова знает такой термин.

Все похоже на историю про Винни-Пуха, который хотел подарить ослику Иа-Иа горшочек мёда на день рождения. Но по дороге не удержался и слопал подарок. Пришлось вручать пустой горшок. Вот так и менеджмент Гостинки: вроде искренне собирался принести акционерам дивиденды, но проголодался в пути, да и сожрал
всё сам, а держателям акций предложил довольствоваться дыркой от бублика.

Приходится задавать менеджменту неудобные вопросы. Делать это в суде
и на собраниях акционеров. Пока удалось добиться права на получение финансово-хозяйственной документации ОАО. Мы обжалуем каждый неправильный шаг администрации, наносящий, с нашей точки зрения, ущерб Гостинке, и хотя бы таким ограниченным, неудобным и малоэффективным образом влияем на управленческие решения.

Нынешний менеджмент
крайне заинтересован,
чтобы основные акционеры максимально долго не могли договориться, прийти к консенсусу.


Откровенно говоря, трудно понять позицию мажоритарных акционеров ОАО «БГД» Алексея Устаева и Константина Мирилашвили. По логике,
их не должна устраивать нынешняя ситуация, при которой они систематически недополучают прибыль. Впрочем, в последнее время оба мажоритария
не слишком часто бывают в Петербурге и, возможно, не знают реального положения дел в компании,
а представление о происходящем у них складывается из отчетов все того же менеджмента и уполномоченных представлять их интересы.
А у тех своих забот полон рот: кризис на дворе ─ не только Гостином,
но и общероссийском, падение потребительских индексов, рост закупочных цен,
ну и, на десерт ─ борьба с неугомонными миноритариями. Откуда тут взяться прибыли? Хорошо хоть, немытый горшок из-под мёда остался.
Как ни странно звучит, бенефициаром конфликта является Надежда Тушакова. Именно она управляет паровозиком, а акционеры лишь сидят по вагонам. Да и то не бизнес-класса, а скорее - в плацкарте. Редкий случай, когда паны дерутся, а у холопов чубы
не трещат. Нынешний менеджмент крайне заинтересован, чтобы основные акционеры максимально долго не могли договориться, прийти к консенсусу. Иначе первое, что они сделают, достигнув согласия между собой, это ссанными тряпками погонят Тушакову
и ее команду.
Про развитие во Дворе
После реконцепции
и при правильном использовании воссозданных торговых
и офисных площадей про нынешнюю символическую прибыль
в 60 млн. рублей даже вспоминать будет смешно.
По моей оценке, прибыль Большого Гостиного двора должна быть не менее 2 млрд рублей в год. Разумеется, после реконцепции и при правильном использовании воссозданных торговых и офисных площадей. Про нынешнюю символическую прибыль
в 60 млн рублей даже вспоминать будет смешно.

Что мы предлагаем? Еще полтора года назад Fort Group представила общественности проект, разработанный архитектурной мастерской нашего земляка Евгения Герасимова. По нему предполагается увеличение полезной торговой площади с 15 тысяч кв. м до 60 тысяч
за счет использования внутренней торговой галереи, закрытой сейчас для доступа горожан, и двора. Его планируют накрыть легким сетчатым куполом высотой около двадцати метров (за периметром БГД он виден не будет), чтобы использовать пространство в любую погоду, а также построить там бизнес-центр площадью около
10 тысяч «квадратов», предварительно снеся не имеющие ценности ветхие постройки. Предусмотрен двухуровневый подземный паркинг на 900 машин.

Новые планировочные решения позволят эффективно использовать площади, логистика внутри здания будет завязана на внутренний двор и внутренние же моллы, что сделает перемещение по зданию универмага простым и удобным для покупателя. Внутри двора получится уютная городская площадь, атриум с зоной форума для круглогодичного проведения конгрессов, праздников, с ресторанами и кафе. Место,
где смогут тусоваться туристы и горожане, современная точка притяжения
в исторической части Петербурга.

Прибыль считается просто: средняя ставка за квадратный метр в год в Гостинке должна быть около 35 тысяч рублей. Вполне рыночная цена! Правда, некоторые знатоки скажут, что можно и больше назначить, но я высказываю консервативную оценку.
Вот и выходит около 2 млрд рублей чистыми.

Место, где смогут тусоваться туристы
и горожане, современная точка притяжения в исторической части Петербурга. Ясно, что нужна политическая воля Смольного, разумный подход акционеров
и эффективное управление.

Город как собственник здания вместо пустых ля-ля
на фоне разрушающего памятника получит ряд зримых преимуществ:
─ сохранение и реставрация исторического объекта,
─ инвестиции в городскую экономику в размере свыше 15 млрд рублей,
─ дополнительные рабочие места,
─ новую площадку для проведения мероприятий
и конгрессов в центре города,
─ подземную двухуровневую парковку.

Преимущества очевидны. Альтернативы развитию Гостинки нет.
Попытки прикрыться спором акционеров ─ не более чем лукавство менеджеров, цепляющихся за теплые места. Ясно, что нужна политическая воля Смольного, разумный подход акционеров и эффективное управление.

Мы обязательно прогуляемся вместе по Двору!

Максим Левченко
Made on
Tilda